• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:30 

Мне настолько не о чем сюда писать, что я утаскиваю у Рейн флешмоб.
Мне можно написать в комментарии любую дурь, а я отвечу, за что я люблю вас.

Это так самонадеянно! Мне отродясь никто в комментарии не писал.

20:35 

Как разнятся мнения. Я до сих пор убеждена, что я забитое в угол ,унылое и закомплексованное оно ( это я так пытаюсь обрести уверенность в себе, ага), а окружающих послушать — так фантастическая леди-викинг с пылающим взором и поступью генерала. Всем спасибо.

Мое лето прошло. Оно принесло исключительно хорошее, но было очень утомительным. ГОСы, акредитация, неделя отдыха, три дня в Карелии на каяках, полторы недели попыток расслабиться дома, нервный срыв, 11 дней в Крыму, минус 4,5 кг, два дня кайфа и спокойствия... И 1 сентября. Мой первый день в ординатуре. Говорить о том, понравилось ли мне, пока рано. И вообще, я о лете.
Хотя вроде бы всё. И хочется вроде перейти на вдохновенный тон, а вот никак. Кто-то всё лето работал,а я вот путешествовала... А отдыха-то и не было, кажется.
И сейчас: мне не надо на работу, я в кои-то веки исключительно учусь, притом на бюджете, диких проблем вовсе нет, но я представляю собой стальной комок мышц и нервов. То ли напиться, то ли поорать.

22:11 

Недавно одно существо констатировало, что я очень редко сюда пишу.
Подзадумалась, почему так, и пришла к выводу, что просто очень привыкла молчать. Хотя время от времени меня прорывает, и начинается просто нескончаемая вербальная диарея — и я совершенно не завидую тем, кто вынужден это выслушивать.
Вот чего я не могу понять, так это утверждения, что мол, "поделись, и тебе станет легче". Вот не станет.
Легче мне станет, если в ходе обсуждения какой-то насущной проблемы, открывается какой-то новый взгляд на сложившуюся ситуацию или намечаются пути ее решения. А просто от того, что я выскажу все, что думаю об этом, не изменится ровным счетом ничего.
В прошлом году под раздачу попала Натали. Она ночевала у меня и вытянула на откровенность. Весь следующий час шел концерт с рыданиями и воплями, если бы я не вспомнила про седативы, это продолжалось бы дольше. Легче, однако, не стало. Хотя, разумеется, Натали следует сказать огромное спасибо, что выслушала эту какофонию.
Вообще, я сейчас почему-то очень много вспоминаю и анализирую, вместо того, чтобы смотреть в надеждой в светлое грядущее. Удивляют слова окружающих, вспоминающих то или иное. Сейчас я о конкретной истории:
В конце второго курса со мной случилась большая неприятность. Как тогда казалось — катастрофа. Я попала в число тех, кому следовало перейти в другую группу. После непродолжительной истерики я приехала на выходные в поселок, обсудила случившееся с родителями, а на следующий день рассказала Анне (Далее - Летучая Гадость). Летучая Гадость, выслушав мой рассказ, слегка вспылила (читать "пришла в ярость"), очень резко и убедительно рассказала, что думает о моих одногруппниках, а после призналась, что если бы подобное случилось с ней, она отказалась бы вообще вступать хоть в какой-то контакт с этими людьми.
Я, впрочем, ничего подобного не сделала. Продолжила жить и учиться с покосившейся крышей и в полной растерянности. Тогда мне казалось, что я унылое говно, расклеившееся в ноль — и что же? Недавно, когда в разговоре всплыла эта история 4-х летней давности, мама сказала, что была в шоке, как стойко я все перенесла. А Летучая Гадость констатировала, что я была спокойна и непоколебима.
Я шокирована.
А сейчас твердо знаю, что как бы то ни было, случившееся пошло мне на пользу. Это было больно и неприятно, но в итоге я оказалась в выигрыше.

У меня сейчас заслуженные каникулы. Я сдала чертовы ГОСы и аккредитацию, подала документы в ординатуру и на военный билет, а теперь изо всех сил отдыхаю в послелке. Тут очень здорово и спокойно, хотя немного одиноко. Просто как-то обидно: почему мне могут позвонить утром и попросить совета или просто вытянуть на разговор и пожаловаться на жизнь — а я не могу?
Но ладно, это все преходяще. Да и как говорил Воланд, "Никогда и ничего не просите! Сами предложат и сами всё дадут"

00:29 

спасибо

14:40 

Ну все. Весна. Честно,я не представляю,как буду жить ближайшие три месяца...Хотя я каждую весну так говорю.
А вообще,у меня появились серьёзные сомнения в себе,как во враче. Который раз замечают: как дело касается кого-то из близких или себя - мозг перестаёт соображать. Вот какого черта я списывала одышку на пневмосклероз? Серьёзно, пневмония была два года назад, ну все уже! А то, что у меня гемоглобин 87 - ерунда. 87, Карл! Не шутки уже. И хотя я успокаиваю маму и говорю, что все в порядке... Не уверена.

22:41 

Итак, чтоб изготовить подобие сердца, увлечённый тобой мастер (ну или мастерица) взяли бы… Серпентин
Самый сложный. Изменчивый, хладнокровный, избирательный и изобретательный. «Серый кардинал», непонятный иногда и самому себе. Шкатулка с секретами. Колдовской и неоднозначный.



Полюбивший тебя вскоре заметит, что любит теперь никуда не ведущие лесные тропы, осеннее утреннее небо, растрёпанные волосы и внутреннюю собранность, «двойное дно», иероглифы и скрежет железа по стеклу.



Любовь к тебе не поддается разумным объяснениям. Ты мучаешь, обнадёживаешь, даришь ощущение непохожести на других, бередишь чужие тайны и незаданные вопросы. Боль в твоих глазах заманчива для любителей спасать всех и вся, и поздновато они понимают, что здесь их помощь бесполезна. Тебя слушаются как во сне, а потом бегают с воплями: «Как это вышло?» От твоего прикосновения вздрагивают, а приятным ли оно было, каждый решает для себя.

image
Пройти тест

17:36 

Повыступаю сейчас немного.
У нас многие пациенты очень любят качать права и доказывать, что мы им что- то должны и вообще " зналикудашли".
Так вот, когда мы " зналикудашли", нам было 16-17 лет, и проблемы у нас были соответствующие.
Кто-то от неразделенной любви страдал
А кого-то терзала мысль, что Пашке из 7- го дома родители айфон купили, а у меня сименс, ужас просто.
У кого-то лайков под фотографиями мало было.
Или препод придирался.

Ну или я вот страдала, что мне вместо золотой медали серебряная светит. И ещё от неразделенной любви. К Леголасу.

И несмотря на то, что в нашем сознании эти проблемы имели статус глобальных, на нас были очки нежно- розового цвета. Мы людей хотим спасать! Даже бесплатно! Что вы там говорите про истеричных пациентов, мы ради идеи работать будем.
Ну и поступили в медицинский. И нас сразу нагрузили так, что мы головы поднять не могли. Мы ужасались количеству заданного, и - о, ужас - у позвонка аж целых семь отростков! И их надо знать! Мы зубрили по ночам атлас Синельникова и снисходительно поплевывали с высоты своего величия на макушки простых смертных студентов политеха и ТГУ. И тем не менее мечтали стать врачами.
А вот потом, поработав пару лет медсестрами и медбратьями, столкнулись с суровой правдой жизни. Оказывается, на нас пишут жалобы, потому что в три часа ночи у нас был недовольный вид.
А это психология такая, не медицинская,а человеческая: ну не хочет человек в три часа ночи ставить капельницу. Он спать хочет. Но капельницу все же ставит
Или еще лучше: на офтальмолога могут пожаловаться, что он не посмотрел задницу. Выжврач! Разве не проходили проктологию? Ну проходили лет 18 назад, а потом вот как-то на глазах специализироваться стал... Могу глазное дно осмотреть вот прямо сейчас. Не хотите? Ну ладно...
" зналикудашли"
Да ни черта мы не знали. Нас воспитывали в духе советского и раннего послесоветского времени, когда профессия врача считалась уважаемой и благородной.Не знали. Правда.

21:59 

А 2017 год наступит совсем скоро.
Оглядываюсь назад — и не верю, что столько всего могло уместиться во всего лишь один год. Подводить итоги? Не мое. Только констатация фактов.
Я стала за этот год сильнее настолько, что не поверила бы ни за что, узнай об этом раньше. Мироздание, конечно, имеет просто невероятное чувство юмора. Испытание на прочность — бросить кого-нибудь в воду и смотреть, выплывет ли.
Выплыла. Вот уж точно, что не убивает — делает сильнее.
А что? Сейчас я могу сказать только огромное Спасибо.

20:09 

Близится декабрь, и меня снова начинает трясти и колотить. В общем-то, это не страшно. Прорвемся. Хотя в последние несколько дней создаётся ощущение,что весь окружающий мир желает меня деморализовать. Вчера кокнула три градусника. Сегодня выяснила, что преподаватель козёл. Но зато на собрании смогла-таки донести до комиссии, что Я НЕ ХОЧУ БЫТЬ УЧАСТКОВЫМ ТЕРАПЕВТОМ. Записали на кардиологию. И не верится.

А во вторник кто мне приедет моя Гадость Летучая, моё рыжее чудо, которое так мне нужно.
Мой Брат, почему-то только ты ни разу не дала мне почувствовать себя лишней. Жду тебя очень. С мультиками и парой скетчей))

И все-таки я учусь верить, что мне не придется галопом нестись к погибели, потому что быть живой невыносимо. Трудно, но чем мне будет труднее, тем лучше. Я все смогу, и смогу сама. Все-таки хорошо не полагаться на чью-то мистическую дружбу и поддержку, я долго повторяла эту ошибку. Осознала.
Будем жить, ребята. Будем жить.

20:21 

Шестой курс. А я, кажется, так и не готова стать полноценным врачом...Что хотят сделать с нашим выпуском?

У нас сейчас цикл инфекционных болезней. Пару занятий вела женщина, которая одновременно является замом декана. Так что, примерно половину занятия мы разговаривали вовсе не о ВИЧе и не гельминтах, а об экзаменах. Если верить преподавательнице, госы будут сносными, а аккредитация...жуть жуткая. Всего не перечислишь, но страху на нас нагнали. Несмотря на то, что шестикурсники имеют иммунитет на плохие новости. Посмотрев на наши застышие лица, преподавательница решила закончить лирично:
— Хочу тем не менее вас подбодрить. Врач — это всегда врач. В концлагере ли, на войне — суть ваша не изменится. Вы всегда будете врачами.
... и в звенящей драматической тишине слышен мой трагический шепот:
— Если сдадим аккредитацию!

Занавес.

Девушка из параллельной группы дала почитать свою книгу, что недавно издала. Взяла с опаской, хоть и не стала обижать отказом... Тем не менее, хорошего мало. Я смогла прочитать 140 страниц - и то лишь потому, что на работе другого чтива у меня не было. Здесь, конечно, не стану устраивать разбор полетов, зато после смены минут 20 вываливала маме по телефону свои мысли. Гневные, в основном. После чего услышала от мамы: "А почему бы тебе не написать что-то?"
я: Имеешь в виду, критиковать каждый может, а вот написать...
мама: По-моему, ты просто знаешь, о чем говоришь.
Хм. Удивительно. Пару недель назад я слышала это от другого человека.

Взяла учебник польского языка. Квест «сломай язык и мозг». Ну правда. Там столько буквосочетаний, незнакомых мне, что пока я думаю, как же это читается, молодость стремительно уходит. Но я попробую. Я же умница.

А вообще у нас Осень. У меня Осень.
Пасмурная, холодная, дождливая, совершенно волшебная и настоящая. Она подошла ко мне мягко и незаметно, ласково обняв за плечи.
Мне так хорошо. И так страшно дожидаться зимы. Я не знаю, что она принесет мне в этот раз.
Однако, выкарабкавшись из очередной глубокой и беспросветной ямы, я выдыхаю, осознавая, что в этот раз я справилась сама, и благодарить могу только себя.
Хотя нет. Не только. Солнце мое, хоть ты и не поймешь, что я обращаюсь именно к тебе — спасибо за указанное направление. Спасибо. Я учусь...нет, не жить. Я учусь хотеть жить. И научусь. Обязательно.

21:36 

Сегодняшний вечер наводит меня на размышления.
Пару часов назад разговаривала по телефону со своей старой преподавательницей из музыкальной школы. Я долгое время пела под ее руководством в хоре духовного пения.
И вот сегодня, разговаривая с ней, я вдруг как-то очень отчетливо осознала, что от той меня не осталось ровным счетом ничего, кроме воспоминаний.
Мне уже давно не приносит радости пение "во славу Господа".
Я уже не нуждаюсь в напутственным речах и пожеланиях.
И во мне ни на йоту не осталось той наивности и восторженности, которые Ирина Николаевна пытается найти во мне. Хорошо хоть, додумалась не брякнуть о вере в Мироздание и страстной любви к северной традиции.

Боги, сколько же времени прошло.

А вообще, я тут купаюсь в осени. И мне так неправдоподобно хорошо... Что даже говорить больше ничего не хочется))

22:04 

Я сейчас сижу в комнате, освещаемой лишь светом монитора. У меня приоткрыто окно, и из-за него доносится обычный шум двора: детские голоса, скрип качелей, чья-то беззлобная ругань, изредка слышен шум проезжающих по соседней улице машин, стрекот кузнечиков. Это знакомо мне с детства, и так странно осознавать, что чуть больше, чем через неделю из приоткрытой форточки в моей тверской квартире будут слышны совершенно иные звуки. Эта бесконечная какофония из звуков шин, трущихся об асфальт, отбойных молотков и громких выкриков нетрезвой молодежи, проходящей под моими окнами. Как не хочется сейчас возвращаться в этот ритм — учеба-работа-дом-учеба...
Я бесконечно люблю конец лета, это самое время, когда воздух буквально на глазах становится прозрачным, а солнце перестает слепить и обжигать ( да, я очень тонкая натура и не переношу жару). Когда кузнечики не смолкают до глубокой ночи, когда так отчетлив силуэт сосен на светящемся закатном небе, когда ветер несет едва ощутимый аромат дождя. Но я не боюсь прихода осени, как бы не истерили в чате мои одногруппники. Осень для меня — настоящее волшебство. С ее приходом мне так безумно хочется верить в то, что чудеса случаются — даже со мной. А они действительно случаются. Хоть и редко. Крайне редко, спонтанно, в виде незнакомца, пишущего тебе письма — и ты не знаешь ни его имени, ни пола, ни цвета глаз... и все-таки бывает.
Вероятно... Да нет — абсолютно точно есть существа, которые справедливо ответили бы мне, что надо просто чаще смотреть по сторонам, что чудеса находятся сплошь и рядом. И были бы правы.А я еще не научилась столько видеть. Но, наверное, научусь. Этому ведь действительно стоит поучиться.

И мне так жаль, что я не умею обращаться со словами так, как бы хотелось. Чтобы всего лишь парой предложений выразить все, что есть в душе... Когда к тебе в голову стучится Ее Величество Идея, о таком жалеешь, как никогда. Нет, не то, чтобы она пришла только сейчас. Я уже даже немного ныла на этой же странице по поводу "не умею творить о себе". Просто сейчас в голове звучат ненаписанные фразы, звучат, перебивая друг друга — а меня натурально сводя с ума... Так страшно взяться за работу, которая прямо-таки требует быть написанной. Наверное, всего лишь страница, а то и меньше, но как же страшно. В первую очередь — заглянуть в себя. И честно сказать, кто же я есть.
Но я же смогу?..

14:57 

Этим летом меня так и тянет на реку, каждый день, в любую погоду.
И вот сегодня, когда ветер сбивает с ног и весь день не прекращается дождь — я поступила точно так же. И ничего лучшего я сделать не могла

Зайти в воду — очень просто, когда на суше холод пробирает тебя до костей. И плыть, плыть как можно быстрее, лишь бы не дать себе замерзнуть. Устанут руки — откинься на спину, лежи на волнах и смотри прямо в жемчужно-серое плотное небо.
У самого берега спокойно. Но на середине реки, когда нет преград для ветра — тяжелые волны норовят захлестнуть тебя с головой, а течение просто сносит. На обоих берегах реки нет никого. Нет привычного для пляжа шума. Нет людских голосов, нет летнего щебета птиц, нет даже обычного гула сосен, гнущихся от сильного ветра. Не слышно дождя.
И нет даже тебя.
Есть только вода. Тяжелая, плотная, осенняя вода.
Лагуз.
Нет смысла бороться с течением. Нет смысла бороться с волнами. Отпускаешь себя — и чем увереннее и спокойнее двигаешься, тем легче плыть. Уже не сбивается дыхание. И хочется петь — и ты поешь.

Казалось бы: посреди яростных волн, когда под ногами только неизвестность — испугаться бы, но... Но такого острого счастья я давно не испытывала.

@темы: Лагуз

21:15 

Мироздание, Ты мудро.

Трудно поверить, но сейчас я изменю своей дурацкой привычке писать исключительно о плохом. Потому что мне сейчас самым непостижимым образом хорошо.
Хорошо, несмотря на. Несмотря на то, что меня очень беспокоит сестра. Несмотря на неприятный осадок после поездки в Тверь. Несмотря на то, что я сейчас совсем-совсем одна. А вот хорошо.
Может быть, это просто август, который я люблю безумно и неудержимо. А важно ли?
Я вернулась из недельной поездки. Да, Кологрив встретил меня неласково, но у меня был невероятный закат и радуга на все небо. У меня были чудесные послеобеденные поваляшки под самой крышей в почти полном одиночестве: только я и "Слово о полку Игореве". У меня было купание поздним вечером, когда на реке — ни души. И да, в эти краткие моменты я была действительно счастлива.
Я вернулась — и у меня еще две недели отпуска. Я купаюсь, несмотря на холод и пронизывающий ветер. Я сижу в обнимку с "Мифами викингов". Я вспоминаю — и хотя от таких воспоминаний мне впору реветь в голос... мне почему-то хорошо. Это было, и этого у меня уже не отнять. Можно ли назвать воспоминания о счастье — счастьем? Я не знаю.
Очень глупо, не правда ли?

Это, наверное, то время, когда совершенно некому рассказать, некому спеть, некому улыбнуться и не с кем помолчать. Очень много этих самых "некому". Но это первый раз, когда я готова с этим... примириться? Не знаю, как сформулировать.
Мироздание, Ты мудро. И временами милосердно. А значит, все будет хорошо — вопреки всему на свете.

Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы,
А я-то считала, что есть лишь у силы предел (с)

13:33 

А в Кологриве неплохо, против ожидания. Но — для отдыха. Жить здесь — нет, нет, нет.
К своему удивлению, я действительно неплохо провела здесь время. Несколько моментов меня очень напрягли, но об этом я рассказывать не стану, так как меня это касается гораздо меньше, чем - ну не то, чтобы хотелось... Но... Это не мое дело. А лично я даже отдохнула вполне по-настоящему. Здесь высокие сосны, река в двадцати метрах от и дивной красоты закаты. А обо всем прочем напишу, когда буду дома. Завтра я уже отчаливаю на родную землю.

21:48 

Ассоциации

До меня докатился флешмоб. От Rin Laire

Длинные стрелы с синим оперением — ветер, ощущение силы и свободы. Несильная боль, красные полосы на левом предплечье от удара тетивой. Туман над полем. Хитлум.
Арочный мост через неглубокую реку— для меня это прямая отсылка к "Повести о каменном хлебе". И всё, что связано с ней: духота в квартире, чувство растерянности, желание творить.
Витое проволочное плетение — ключи, подвешенные к веткам на разноцветных лентах, весна в городе, саднящая боль в кончиках пальцев, песня "Тирион", включенная на мобильном телефоне. Невероятное ощущение близкой Сказки.
Карандашные штрихи — неясная любовь к чему-то или кому-то. Невольное копирование мимики лица, проявляющегося на бумаге: постоянно так делаю, не знаю уж, почему. И больше всего вспоминается портрет Карнистира.
Сбитые костяшки — это у меня часто, так как в руках я себя плохо держу, и за неимением противников бью стену. И — фехтование около подъезда.
Конец лета — стрекот кузнечиков, закат на берегу Хотчи, хвойный запах. Телефонные звонки и беседы до глубокого утра, после которых чувствуешь себя невероятно живой. Я безумно люблю это время, хотя оно у меня сопряжено с едва ощутимой грустью.
Смятые наброски — почти повседневное явление, так как я редко бываю довольна тем, что изобразила. Разочарование и вместе с тем — желание вытащить лист из мусорного ведра и немедленно расправить. Но этого никогда не бывает.

13:30 

Я дома. Я дома. Я. Д. О. М. А
Честно говоря, я уже начала сомневаться, что это будет. Последние дни я просто жила на работе. И не то, чтобы хорошо жила.
Я всерьез пожалела, что отказалась от больничного. В травме мне сразу сказали, что недели две я должна лежать и только лежать. Вообще, я это и сама прекрасно знала... Но мы ж герои. И в результате моя спина прокляла меня в десятом колене. Поскольку половина отделения в отпуске, часто приходилось работать без санитара. Это было чудовищно. Спасибо еще рентген-раборанту Валере, забравшему у меня пару особо тяжелых туш пациентов.
Одну смену отработала на промедоле. Не знаю уж, куда и как его списали, но спасибо.
Ну вот в таком темпе я работала сутки через чутки. И напоследок— двое суток, чтоб жизнь медом не казалась.
Добралась до дома. Лежу пластом. Спина вроде даже отходит. И слава богам.

15:00 

Прогноз неблагоприятный - у пациента обнаружен ... ум

Коллеги не перестают удивлять талантами. Один фельдшер, как выяснилось, увлекается хиромантией. В прошлую смену я попала в зону его внимания, и все приемное тут же узнало все мои перспективы... Одна формулировка наповал убила: " К сожалению, ты умна... очень". И в ответ на мой резонный вопрос, чем же это плохо, было сказано: " Ты не понимаешь,это же клеймо на всю жизнь!"

13:50 

Столько мыслей в голове крутилось, а как открыла окно для записи — вроде бы и слов-то нет.
Хотя написать есть, о чем... Самая паршивая правда состоит в том, что я не умею творить о себе. Я могу разорваться в клочья, чтобы нарисовать со всей любовью, на которую только способна, кого-то , кто мне дорог — но не могу элементарно набросать свое лицо. Я могу сильно постараться и написать о том, что мне близко и нужно... А вот не научилась я себя любить. Мне совершенно не хочется жаловаться на жизнь и ныть о том, что я такая или не такая: это никому не интересно и раздражает - в первую очередь меня саму. Впрочем, к счастью, мой дневник никто не читает, включая и меня, так что имею право)
...Я не могу взять и написать о том, кто я, но, видимо, время подошло: одна мысль мне просто ночами спать не дает, и воплотить ее можно только словом. И что мне, черт, возьми делать?
Но довольно об этом.

О любви: буду краткой. Телкарон, я рада, что вернулся именно сейчас, но если пропадешь еще раз - оторву тебе голову, и меня не остановит, что она у нас одна на двоих.

И надо бы поискать новые места для своих ночных прогулок. По тем улицам, где гуляла прежде, стало слишком больно ходить.

21:50 

Мой персональный ад. Здравствуй.
То ли время такое, то ли меня работой переехало, то ли лыжи не едут, но ,бля, я на это не подписывалась.
Всё, что мне осталось - это рвать неудачные работы( потому что удачных нет) и крутить по сотому разу проволочные ключи, которые тоже ни хрена не получаются. Вот уж что я никогда на деревья не развешу. Удачу такое в принципе никому принести не может... Хотя, может, повесить - и отомстить всем оптом, а?

Странно, что я даже мечтать не могу. Мои мысли сводятся лишь к одному - не думать.

С видом на город

главная